Контактная информация

Партнеры

Вакансии


Пиктографические новеллы

Данная статья была написана арт-директором дизайн-бюро «Револьверарт» Арсением Ли для сайта издательства «Фабрика комиксов» несколько лет назад. Но, как и в случае с хорошим алкоголем, ценность вдумчивых наблюдений и зарисовок со временем только повышается :) Интерес к японской культуре, в частности, к аниме и ее «полиграфической аватаре» — манге — продолжает расти, и размышления автора об истории манги вкупе с обзором одного из шедевров российского мангопечатания, надеемся, будут интересны читателям сайта.

Petshop of Horrors (Магазинчик ужасов) — лицензионное издание известного манга-сериала середины 90-х, принадлежащего перу известной художницы Акино Мацури. Первая книжка вышла в издательстве «Фабрика комиксов» (Екатеринбург) в 2006. Как и положено лицензионному танкобону (томику манги) он напечатан «по-японски» реверсивно (книга читается из верхнего правого угла к нижнему левому, и от «конца» к «началу»). И как должно манга, — в отличие от европейского комикса, — черно-белая. С одной стороны, это наследие классических японских иллюстрированных историй, от «басен» монаха Тоба (12 в.) до гравюр Кацусики Хокусая (19 в.) нарисованных черной тушью, а с другой — изрядная экономия времени художника (на раскрашивание), и денег издательств (на дополнительные цветопрогоны).

Отрадно видеть качество обработки изображений. Сотрудники «Фабрики комиксов» постарались на славу. Кроме того, 80-граммовая бумага почти непрозрачна, и читать «Магазинчик…» легко и приятно. Кстати, специально для новичков-потребителей этого вида литературы в омакэ (традиционном дополнении на последних страницах томика) помимо историй создания персонажей и краткого бестиария, присутствует пособие по чтению манги.

Что несколько смутило — перевод видового названия уникального орнитологического персонажа первой новеллы — стрелиция (Strelicia). Японское название «Райская птица» обозначает как раз ботанический объект Strelicia. Такой вот милый биологический каламбур потерянный при переводе… Словом, хотелось бы большей «птичности», а не «ботаничности».

Важно понимать, что западный (в основном американский) комикс, — обильно иллюстрированную историю, и японскую (а шире — восточную, иероглифичную культуру) манга — суть литературный прием, в котором каждая картинка превращается в «букву» рассказа, роднит только выразительный подход — доминанта графики над текстом. Это, скорее, аналоги, выработанные литературой при соприкосновении с индустриальными и постиндустриальными обществами Востока и Запада, а отнюдь не гомологи.

Первый том «Магазинчика ужасов» — сборник дивно сентиментальных чисто японских новелл. Здесь переплелись поэтичность Акутагавы, однозначность и последовательность Мисимы. Восточная буквальность синтоизма — набор норм и табу контракта Графа Ди — нарушение которых неминуемо ведет к большим и очень большим неприятностям. Традиционность и мифологичность историй и персонажей — способность к трансформации (василиск Медуза, кролик Алиса, доберман-самурай Драйцейн из второй, третьей и четвертой новелл); отмеченная еще Д. Сондерсом компромиссность японского трагедийного сюжета (Самка стрелиции пожирает красавца-самца, но родит нового; кролики из «Дочери» карают нерадивых родителей однако не доводят наказание до абсурда, погибая от ядов современной пищи); нарушение конфуцианской морали и воздаяние за это (опять таки третий сюжет — «Дочь»); самурайское служение одного (верность Драйцейна награждена любовью хозяйки) и низкое предательство другого (караемое смертью прямо в «кадре»).

Самого графа Ди можно выводить от японских божеств, то добрых, то внезапно злых, а можно воспринимать как продукт диалога культур. Он — переосмысление беса познания. Или того, кто искушал Иова, Христа, Фауста, — лукавый, ставящий слабого, порочного человека в условия, проявляющие его порок. Ленивый чревоугодник, гламурный андрогин одной своей манерой общения выводящий из себя единственного нормального белого — инспектора Леона Оркотта, Ди признается в том, что знает наперед — его клиенты нарушат контракт (новелла «Дочь»).

Демоничность образа графа довершается его цветным изображением на обложке. Радужки его глаз разного цвета. Забавный штрих, использованный в свое время М.А. Булгаковым для описания повелителя тьмы, на самом деле является одним из симптомов нейросифилиса.

Традиционность и динамизм, философичность и нравоучительность, мифологичность и обыденность настоящего. Словом, манга, без всяких сомнений, — не культурный суррогат, а пример современной японской литературы, становящийся постепенно неотъемлемой частью мировой литературы и культуры.

 

Впервые опубликовано на сайте «Фабрика комиксов»